-Орель! - А что такой маленький? - Болель! (с)
   В середине XVI века в Италии возник новый необычный вид театрального искусства - комедия масок. Актеры этого театра играли в масках. Они не разучивали пьес, а сами придумывали (импровизировали) текст одну и ту же роль, переходившую из спектакля в спектакль.
   Взять хотя бы роль венецианского купца Панталоне. Это суетливый, нелепый старик, мешающий счастью своих детей. Он появлялся на сцене в обычной купеческой одежде: в красных штанах и куртке, черном плаще, на голове у него ермолка. Но полумаска с длинным горбатым носом, острая козлиная бородка, торчащие усы придавали фигуре Панталоне карнавально-шутовской вид. Постоянно обманутый, нередко побитый своими же слугами, он прыгал, бегал, сердился, шепелявил, сыпал шутками, вызывая хохот зрителей.
   Народ смеялся над венецианским купечеством, которое не могло по-прежнему вести крупные торговые дела, строить корабли, совершать далекие путешествия. Из смелого, предприимчивого человека купец превратился в жалкого скрягу, и народная фантазия запечатлела его в карикатурном, но реалистичном в своей основе образе.

   Жизненно правдивы черты комического персонажа - важного и глупого юриста Доктора из Болоньи. Весь в черном, в черной маске, в мантии ученого и огромной шляпе, он медлительно и торжественно изрекал напыщенные речи. Это сатира на ученого-схоласта, потерявшего связь с жизнью, болтуна, не способного ни на что полезное. В эпоху, когда настоящих ученых инквизиторы сжигали на кострах, развелось немало таких пустых говорунов и комедия масок вывела их на подмостки, на суд народа.
   Одна из самых острых сатирических масок - Капитан. В образе этого хвастливого и трусливого вояки итальянский народ гневно высмеивал испанских оккупантов, захвативших юг Италии и стремившихся поработить всю страну.
   Кроме этих отрицательных персонажей, в комедии масок действовали и другие - представители народа. Это прежде всего слуги - Дзанни (сокращенное от Джиованни). Дзанни - по-русски звучало, как Ванюшка, Ванька. Дзанни - крестьяне, пришедшие в город искать работу. Обычно их в сценарии было не менее двух. Первый Дзанни, которого звали чаще всего Бригелло - ловкий малый, подвижный, острый на язык, уже много лет живущий в городе. Это он устраивал дела влюбленных, добывая деньги у скупых стариков, всех водил за нос, проказил, смеялся, колотил Панталоне или Капитана. Второй Дзанни - неловкий, неумелый простак, бедняк-крестьянин, которого нужда пригнала в город, где все ему непривычно. Чаще всего его звали Арлекином. Он был родом из Бергамо, откуда в Венецию приходили в поисках заработка чернорабочие. Носил он покрытые цветными заплатами холщовые крестьянские штаны и рубашку, лицо его закрывала потешная черная волосатая маска. Арлекин вечно попадает впросак, все путает, но не лишен своеобразного крестьянского ума и лукавства. Дзанни изобретали тысячи потешных трюков (лацци). То Арлекин высиживал, как курица, маленьких арлекинят - кукол, вылуплявшихся из деревянных яиц, то Бригелло забрасывал удочку в рот Панталоне и вырывал у него больной зуб.
   Рядом с ними действовали персонажи без масок (хотя мы всех называем «масками», так как основные черты каждой роли десятки лет оставались неизменными). Таковы молодые влюбленные, злоключения которых чаще всего и составляли основу сюжета представления; веселая, разбитная служанка по имени Коломбина, Смеральдина или Кораллина и т.д.
   Народ полюбил веселые, жизнерадостные спектакли, так резко обличавшие феодальную военщину, жульничество чиновников и попов, высмеивавшие глупость и бытовые неполадки.

   Театр комедии масок складывался постепенно, творцами его были народные потешники - первые профессиональные актеры Италии (ведь недаром комедию масок часто называют «Комедия дель арте», т.е. профессиональная комедия). Он рождался в суматоху ярмарки, в гомоне народного праздника - карнавала.
   Шли годы, менялись исторические обстоятельства, а маски оставались все те же. Постепенно импровизация и масочность образов стали мешать развитию театра. Они не могли передать всю остроту и сложность социальных конфликтов, противоречия быстротекущего времени. Сказалось отсутствие драматургии. Вместо живых, неповторимых по своему индивидуальному характеру, психологически глубоких образов «Комедия дель арте» по-прежнему выводила на сцену маски, ставшие теперь условными театральными фигурами. К концу XVII - началу XVIII века комедия масок потеряла свое прежнее значение. Но она оказала огромное влияние на дальнейшее развитие итальянского и всего европейского театра.

   Великий французский драматург Мольер многому научился у итальянских актеров. Живые народные основы комедии масок обогатили и творчество великого национального драматурга Италии Карло Гольдони, создавшего в XVIII веке итальянскую реалистическую литературную комедию. Продолжил традиции комедии масок в своих пьесах-сказках и его соотечественник Карло Гоцци.

@темы: Комедия дель арте