-Орель! - А что такой маленький? - Болель! (с)
08.12.2008 в 05:25
Пишет Сумасшедшая Хель:

Про мафию
История Мафии

ПРОИСХОЖДЕНИЕ СЛОВА МАФИЯ

Ряд авторов считает, что корни мафии уходят в глубины средневековья, когда в XIII веке народ Сицилии поднялся на вооруженную борьбу против французских захватчиков. В ходе антифранцузского восстания 1282 года родился клич - “Смерть Франции, вздохни Италия” (“Morete alla Francia, Italia anela”. Начальные буквы этого призыва и составляют слово мафия).
Чтобы лучше понять события, происходящие в мафии, нужно прежде всего ознакомиться с ее основными понятиями. В этом разделе я познакомлю читателя со структурой мафии, ее кодексом чести и с часто употребляемым жаргоном.
Я опирался на информацию, полученную из книг Миккеле Погталеоне: “Мафия вчера и сегодня” и Гулара Дидье “История мафии”.

СТРУКТУРА МАФИИ

“Семейство” - это первая ячейка мафии, она как правило состоит из родственников и их близких или, во всяком случае, из связанных с семейством "друзей". “Семья” составляет основу и суть мафии. Она, как правило, состоит из родственников и их близких или, во всяком случае, из связанных с “семьей” “друзей”. Призванным главой такой “семьи” мафии является самый авторитетный член этого семейного клана, даже если порой это бывает самый молодой.
Семья в старой мафии, зародившейся тогда, когда только она, а не отдельная личность обладала социальной значимостью, - это семья патриархального типа, характерная для крестьянства. Основное ее правило - “подчиненность”, т.е. она подразделяется на отдельные, особые пласты со своими обязанностями, значением и властью, причем все это включается на основе железных законов в иерархию ролей и, личного положения.
Во главе “семьи” стоял отец.
Семья была своеобразной школой, в которой благодаря жестокости обучения достигалось такое автоматическое повиновение, что сын отождествлял свою свободу с полной слепой покорностью своего отца. В этой школе усваивали, что жизнь сурова и жестока, и достигать каких-либо преимуществ можно любой ценой, в том числе и пролив кровь своего вожака.
Сила “семьи” зависит от ее численности и от количества высокопоставленных друзей, которых удалось приобрести за пределами своей местности. Чем влиятельнее лица, с которыми ему удалось завязать связи, тем большим уважением и почтением пользуется он среди своих сторонников.
В обществе “семья” сталкивается с другими “семьями”, следуя двумя путями: завязывая родственные связи и устанавливая дружеские отношения.
Родственные связи наиболее предпочтительны, так как в этом случае действует голос крови. Более того, было изобретено кумовство - искусственное родство, которое возникает после исполнения роли крестного отца на крестинах и конфирмации или роли свидетеля во время бракосочетания. Кум по праву входит в кровную “семью”.
Следует отметить, что кровные узы между членами мафии так сильны, что не ослабевают ни с годами, ни с расстояниями. Эти кровные узы позволили постоянно оживлять контакты между сицилийскими и американскими мафиози. Временами результаты выборов главы мафии в Америке обуславливались благоговейной преданностью, которые претенденты питали к материнскому дому - Сицилии. Дружба же в “Почетном обществе” играет лишь вспомогательную роль и служит скорее как система знакомств и связей, т.е. как возможность выйти на кого-нибудь для взаимного обмена услугами и одолжениями.
Значение “семьи” заключается в том, чтобы доказать окружающим способность навязывать собственную волю. Отдельные члены “семьи”, даже если она разрастается до десяти человек мужского пола, сделать этого не в состоянии.
Управляет какой-либо общиной “семья” мафиози через коску.
“Коска” является объединением нескольких “семей” мафиози. Само слово “коска” на простом языке означает “сельдерей, артишок или латук”. На языке мафии оно означает группу, в которой различные элементы связанны друг с другом, подобно листьям сельдерея, растущим на одном стебле. Коска объединяет различные “семьи” одной и той же местности или даже “семьи” соседних мест. В последнем случае все “семьи” входящие в состав одной и той же коски, должны “работать” в одной и той же области, не вмешиваясь в деятельность других косок и не препятствуя ей.
Как и “семья”, коска авторитарна. Внутри нее самостоятельность отдельного мафиозо минимальна. Только коска определяет виновность отдельного мафиозо, устанавливает степень его ответственности и выносит ему приговор.
Коска организована на более высоком уровне. Во главе ее стоит “капо” (глава), которого в зависимости от степени близости с ним называют “дон” или “дядя”. Основу составляют “пичотти”. Они служат подручными главе, которому обязаны полностью повиноваться. Между главой и “пичотти” иногда имеются один или несколько промежуточных элементов - “капориджеме” или как их называют в Америке - лейтенанты. Но это бывает редко. На Сицилии практически нет такого звания, которое очень важно в американской мафии.
Во главе всей сицилийской мафии стоит вождь, который является высшим руководителем. Множество глав, имеющих более или менее важное значение, повинуются ему, но при условии, что его власть не слишком вторгается в их собственную жизнь.
У каждой коски четко ограниченная территория, пределы которое нельзя нарушать по собственной воле. Значение и вес каждой коски зависят от размеров и богатства подвластной ей территории. Мафиози других территорий должны просить разрешения, если их интересы вынуждают их действовать на территории коски, членами которой они не являются.
Между различными косками устанавливаются многообразные отношения: дружеские связи, общие дела, взаимопомощь; кровные связи, устанавливающиеся через бракосочетания, родство и кумовство.
В основе отношений между различными косками лежит уважение, но могут возникать и трения, разногласия, ссоры, что в некоторых случаях приводит к войне. Если война вспыхивает, то коски ведут ее до полного уничтожения соперников. Так начинается месть и резня, которые порой тянутся в “Почетном обществе” годами, вовлекая в мясорубку даже детей.
Следует отметить, что война между косками не является естественным способом разрешения конфликтов. Разрешение противоречий между косками, как правило, происходит путем переговоров. Если соглашение между ними не достигнуто, то проводится встреча представителей и главарей отдельных косок, на которой создается “примирительная комиссия”. Это может происходить на провинциальном, областном и даже национальном или международном уровнях. Однако решения “примирительной комиссии” касаются только тех, кто требовал его проведения. Но мафиозо может отказаться исполнить решение, вынесенное по его делу. Приведение приговора в исполнение зависит от его восприятия заинтересованными сторонами или от того, с какой быстротой происходит его исполнение со стороны выигравшего процесс. Тот, кто стрелял первым, побеждает, потому что на деле доказывает, что он является более сильным.
Суд не обязательно должен заканчиваться вынесением обвинительного приговора. Он может предложить спорящим сторонам пойти на мировую, предложить свободную территорию, новый вид деятельности и т.д. Но всегда остается неизменный принцип, согласно которому ничто не может ограничивать свободу решений, принимаемых отдельной коской или отдельным мафиозо.
Все коски какой-либо зоны, действующие в одной отрасли преступления, образуют консортерию, то есть единую клику.
Все консортерии составляют “Почтенное общество”, то есть объединение всех мафий, связанных между собой узами солидарности в деле совершения преступлений.

КОДЕКС ЧЕСТИ

Сила и сплоченность мафии в значительной степени обеспечиваются благодаря безусловному повиновению каждого из ее членов руководителям, а также вследствие соблюдения строгих правил, выработанных этой организацией. Эти правила представляют собой подлинный “кодекс чести”, который каждый новичок при своем посвящении клянется соблюдать.
В мафию вступают на всю жизнь. Только смерть разрывает эти узы.
Вступая в “Почетное общество”, сицилийский “пичоттти” ( а в дальнейшем и американский “солдат”) обещает соблюдать примерно один и тот же “кодекс чести”. Мартин В. Дайзингс излагает этот “кодекс” в следующих пяти основных принципах:
- Члены мафии взаимно помогают друг другу, каков бы ни был характер этой помощи.
- Любое посягательство на одного из членов мафии в какой бы то ни было форме является посягательством на всех; за него следует отомстить любой ценой.
- Они обязуются полностью повиноваться вышестоящим.
- Когда нужно совершить правосудие, то члены мафии обращаются не к гражданским властям, а к самой мафии. Именно она судит. Именно она выносит приговор. Именно она приводит приговор в исполнение.
- Если кто-нибудь по какой бы то ни было причине выдает имена членов организации, он может быть убит кем угодно, когда угодно; месть распространяется не только на него, но и на всю его семью.
Это последнее предписание является, несомненно, самым важным.

ЗАКОН МОЛЧАНИЯ (ОМЕРТА)

Именно закону молчания (или, иначе говоря, круговой поруке) мафия во многом обязана своей необычной живучестью. Без круговой поруки мафия никогда не могла бы существовать. Отказ говорить и добиваться защиты гражданских властей вызван тем фактом, что законы, которым должны были подчиняться сицилийцы, никогда не были их собственными законами, а были законами оккупанта, законами, навязанными извне. Соблюдать их или подчиняться им значило предавать своих. Такая привычка настолько глубоко укоренилась, что член мафии, который добровольно избирает, например, американское гражданство, тем не менее отказывается подчиняться законам своей новой родины.
Круговая порука всегда была тем первым правилом, которое внушают молодому сицилийцу. Как только он начинает говорить, его учат молчать. Сегодня можно со всей определенностью сказать, что пресловутая “стена молчания” была гораздо выгоднее мафии, чем сицилийскому народу. Прикрываясь этой стеной, мафия могла совершенно безнаказанно создавать свою мощь и накапливать богатства, тогда как сицилийский народ никогда не знал ничего, кроме нищеты и рабства. На Сицилии молчание является золотом лишь для некоторых.
Следует все же заметить, что закон молчания имеет не только отрицательный, но и положительный смысл, который никак не связан с предательством.
Омерта - это не просто закон молчания: это еще и “хорошие манеры”, умение понять и рассчитать складывающиеся ситуацию; это и преднамеренный обман, сознательное лицемерие для устройства ловушки, в которую можно с притворной добротой и любезностью заманить жертву, поставив ее в безвыходное положение; это и защита от посторонних, а поэтому и требование молчания, грозящие смертью за его нарушение.

ВЕНДЕТТА

Вендетта - кровная месть - один из главных принципах мафии. Ее определение недвусмысленно: “По отношению ко всякому, кто нарушает правило круговой поруки, применяется вендетта”. Если единственный конец вендетты - это смерть, то ее осуществление имеет бесконечное множество вариантов. В 1921 году прокурор Палермо описывал ее следующим образом: “Вендетта осуществляется варварским, диким, предательским способом, из засады, при помощи бритв, ножей, огнестрельного оружия, яда, обезглавливания, удушения, причем над трупами совершается надругательство, их поливают керосином и поджигают или обезображивают самым ужасным образом, для того, чтобы все видели устрашающую мощь мафии”. Данные строки были написаны, с той целью, чтобы показать мафию как можно с более отрицательной стороны, навести ужас на читателя и убедить его в гнусности этой организации. А что данный прокурор хотел? Предательство - самый страшный грех на земле. И в любой организации, в любом, даже самом демократическом цивилизованном обществе с предателями не церемонятся. Единственное различие, так это методы. Можно рассмотреть пример американского правосудия над людьми, занимающиеся шпионажем, работающими на иностранные разведывательные службы. Ведь они тоже становятся предателями, как только дают согласие на сотрудничество. Что делают в самой демократической стране мира с такими людьми? Судят, с привлечением средств массовой информации, дабы как можно сильнее опозорить предателей, и это совершенно верно. Граждане государства должны возненавидеть таких людей. А потом предателя сажают на электрический стул. Возможно было бы куда гуманнее расстрелять преступника. Пуля в сердце или голову куда быстрее отправляет человека в мир иной - смерть наступает мгновенно. Однако их мучают на электрическом стуле - 1-3 секунды все-таки человек живет, сходя с ума от неимоверной, адской боли. Так, что говорить: “Вендетта осуществляется варварским, диким, предательским способом...” было бы ошибочно. Написано “...предательским способом...”, а как еще вы хотите поступить с предателем, который нарушил клятву и предал друзей и коллег?
Я не стараюсь защитить мафию. Она сама умеет хорошо защищаться. Я просто пытаюсь рассмотреть проблему со всех сторон. Как с положительной, так и с отрицательной. Нельзя говорить - лимон плохой, потому что он кислый. Можно посмотреть на проблему с другой стороны - лимон неплохой, из-за своей кислоты, он наоборот очень хорошо, потому что его сок может утолить жажду.
Что же касается увечий, которые наносятся на предателей, то они имеют вполне определенный, конкретный смысл, понятный местным жителям. Микеле Панталеоне в своей книги “Мафия вчера и сегодня” пишет, что камень во рту у жертвы свидетельствует о болтливости этого человека. “Кто глух и нем, к тому же слеп, тот тихо проживет сто лет”, - гласит старая сицилийская пословица. Если находят отрубленную руку, которая положена на грудь убитому, значит, это была рука вора. Конечно, укради он у кого-нибудь на стороне, ему бы ничего не сделали. Но если ты крадешь у мафии - это непростительный грех. Если на место бумажника убитого положена колючка, то это означает, что мафия покарала одного из своих, который присвоил общественные деньги либо доверенные ему вещи. Если на шею убитому подвесили отрезанные половые органы значит, - он изнасиловал или хотя бы просто пытался изнасиловать жену члена мафии. Если у жертвы вырваны глаза, положенные в кулак, то это означает, что убитый хороший стрелок, который застрелил человека, связанного с мафией.
Чаще всего мафия не утруждает себя объяснением своих казней. Достаточно, если знают, что ее приговоры безапелляционны и никакой покровитель, никакая охрана, даже толстые стены тюрьмы, не могут помешать привести их в исполнение.

НАЧАЛО “ЦАРСТВА МАФИИ”

До своего официального появления (между 1814 и 1870 годами, т. е. в течение того периода, который называют Рисорджименто) мафия была почти исключительно сельским явлением: ее основные интересы были связаны главным образом с деревней.
Со времен продолжительного римского господства, в результате которого были созданы латифундии, обширные сельскохозяйственные владения, от которых она получала большую часть своих доходов, положение почти не изменилось. Изменилось только название. Латифундии стали вотчинами. В течение веков эти вотчины принадлежат дворянам острова, и на Сицилии существует один из самых долгосрочных феодальных режимов во всей истории Европы. Удаленность от центральной власти и зачастую большие масштабы этих имений ставят серьезные проблемы перед их владельцами. Самое большое бедствие, с которым им зачастую приходится сталкиваться, — это разбой, который выражался главным образом в похищениях и требовании выкупа или в краже скота. Для того чтобы бороться с ним, владельцы имений вынуждены заключать соглашения с единственной силой, способной поддерживать хотя бы видимость порядка, т. е. с мафией.

* * *

Мафия немедленно поняла, какую выгоду она может извлечь из такого положения. Для этого ей нужно действовать на два фронта. С одной стороны, она должна сдерживать бандитов, но не уничтожать их, для того чтобы бароны не переставали бояться, а с другой стороны, она должна мало-помалу попытаться присвоить их имущество, поскольку сами они не могут защищаться.
Приблизительно так и произошло. Бароны, которые оказывались все больше и больше изолированными и во все более опасном положении, уезжали один за другим в города, поручив свои имения управляющим “габелотти”, которые должны были поддерживать порядок и взимать арендную плату. Разумеется, эти управляющие чаще всего являлись членами мафии или становились ее членами в силу обстоятельств.
Менее чем за один век в связи с отъездом землевладельцев на Сицилии сложилось совершенно новое положение. Теперь мафия стала навязывать свое господство в сельских местностях, устанавливая там свой порядок и террор и выжимая из крестьян гораздо больше, чем это могли сделать бароны.
Говорили, что мафия вела себя патриотически в период Рисорджименто и что без ее помощи Гарибальди никогда не смог бы добиться успеха. Приблизительно то же самое говорили, когда мафия облегчила высадку союзников на острове в 1943 году. В сущности, мафия ведет себя патриотически лишь тогда, когда это совпадает с ее интересами. Точнее, стремясь быть полной хозяйкой у себя в доме, она занимает сепаратистскую позицию. Она поступает так не для того, чтобы сделать сицилийский народ действительно независимым и ответственным за свою судьбу, а лишь для того, чтобы укрепить свою власть и охранять свои интересы.
Между тем с 1862 года эти интересы оказались под угрозой. В тот год сицилийская конституция провозгласила отмену феодального режима. На первый взгляд казалось, что данное решение касалось лишь землевладельцев, но в действительности оно затрагивало главным образом мафию, которая почти заняла их место или начинала вытеснять их. Тогда мафия решила, что настал момент избавиться от Бурбонов, которые до тех пор не слишком волновали ее, и воспользовалась первым же удобным случаем — очень своевременным прибытием Гарибальди. По тем же причинам несколько лет спустя, в 1866 году, когда Савойская династия оказалась лишь таким же оккупантом, как и другие, мафия приняла участие в восстании Палермо против пьемонтцев.
Но Кавур решил крепко привязать Сицилию к “сапогу” Италии. Мафия, дальновидная и прагматичная по своему обыкновению, ограничилась тем, что приняла это к сведению. Поскольку пьемонтцы стали новыми хозяевами и было мало надежды выставить их за дверь, лучше было договориться с 'ними. Верная своей политике, заключающейся в том, чтобы заручиться поддержкой наиболее сильного, вместо того чтобы тщетно оказывать ему сопротивление, мафия снова приспособилась и организовалась. Очень быстро сложилось впечатление, что все наилучшим образом соответствует ее реальным интересам. В июле 1873 года генеральный прокурор Диего Тайяни без преувеличения сказал:
— В районе Монреале работают не менее шести руководителей мафии. Невозможно действовать вопреки им. Знаете ли вы, какие посты они занимают? Один из них — местный командир милиции, а пять других — офицеры Национальной гвардии. В Монреале никого не убивают и не совершают никаких преступлений без их разрешения, чтобы не сказать, без их приказа.
Так начиналось “царство мафии”.
С конца XIX века мафиозо становится влиятельной и значительной фигурой независимо от того, является ли он мэром или адвокатом, собственноручно убивает противников, чтобы доказать, что именно он — бесспорный глава, или приказывает другим уничтожить “неугодных ему лиц”, занимается вымогательством или похищает людей с целью выкупа... Достоверно известно, например, что, когда знаменитый главарь мафии в Монреале “дон” Витторио Кало садился в конку, все спешили уступить ему сидячее место, никогда не проявляя такой учтивости по отношению к тогдашнему монреальскому епископу.
Но если некоторым главарям мафии и удавалось проникнуть в среду сильных мира сего, то основная масса мафиози (охранники, надсмотрщики, барышники и т. п.) жила в нужде.
Следует заметить, что в то время, когда началось “царство мафии”, все мафиози (и ее руководители, и рядовые члены) стояли на иерархической лестнице все же намного “ниже”, чем дворяне и бароны. Об этом свидетельствует одно уголовное дело, наделавшее много шума по всей Италии.
В 1909 году на удивительно красивой площади Пьяцца Марина был убит лейтенант нью-йоркской полиции Джо Петрозино, приехавший в Сицилию для установления родственных связей мафии с членами преступной организации “Черная рука”, стремительно расползавшейся в это время по Нью-Йорку. В убийстве Петрозино был обвинен “дон” Вито Кашо-Ферро, знаменитый главарь палермской мафии. На суде “дон” Вито спасает свою шкуру не благодаря своему уму и хитрости: выручает его один из депутатов парламента, избранный в Палермо, который не жалеет своего красноречия, доказывая, что в час убийства мафиозо присутствовал на обеде в его доме.
В потоке эмигрантов, бежавших в те годы с Сицилии, было немало и мафиози. Им, волею судьбы осевшим в Нью-Йорке, еще предстояло прийти к своему американскому могуществу и забыть о тяжелой нужде, изгнавшей их из родных сицилийских деревень.
Но где господство мафии было беспредельным, так это в мире преступности. Если по всей Италии с 1900 по 1910 год было зарегистрировано чуть более 2500 умышленных убийств в год, то в сицилийских провинциях, где господствовала мафия, т. е. на территории, занимавшей менее половины острова, была совершена почти третья часть всех умышленных убийств. В первые годы нашего века первенство по количеству убийств, бесспорно, принадлежало Сицилии, хотя не все из них были совершены мафией.
В эти же годы берет свое начало и мифологизация образа жизни мафиози, хотя засада — излюбленная тактика, к которой почти всегда прибегала мафия, — сама по себе была подлостью и трусостью, привычкой нападать врасплох на человека, лишенного возможности обороняться.
Уже в 1878 году правительство Франции предпринимало официальные демарши в связи со случаями покушений на французских подданных, путешествовавших по Сицилии. Но мафия, не обращая на это никакого внимания, упорно продолжала свою деятельность: с 1880 по 1920 год сотни состоятельных людей, среди которых были дворяне и даже баронеты, были похищены и возвращены семьям только после уплаты крупного выкупа. Временами это становилось похоже на пари: за кого заплатят самый крупный выкуп.
Новый век начался с похищения молодой красивой Бианки Уайткер, девушки из известной англосицилийской семьи. Через три дня, после уплаты крупного выкупа, когда девушка уже возвратилась домой, между похитителями вспыхнула ссора из-за дележа выкупа, и “дон” Фифи Маккьярелла, их главарь, убил четырех сообщников, настаивавших на более высокой доле. Через два дня он сам будет убит родственниками его бывших сообщников.
Вряд ли кто сможет сосчитать число вымогательств (сбора самой настоящей дани, в одних случаях предварявшей, а в других — заменявшей по хищение), совершенных мафией в эти годы. Почти никто не заявлял о них, зная, что правительство все равно не сумеет пресечь этот преступный промысел, так как никто не решится отправиться на Сицилию ради ареста вымогателей.
Мафия создает себе ореол героев и даже приобретает расположение некоторой части населения благодаря своей обходительности, загадочности и намекам на то, что она “вынуждена” доставлять людям неприятности.
Страшную международную славу принесло мафии огромное количество сопровождавшихся жуткими подробностями убийств, совершенных ею на рубеже двух веков. Это были ритуальные убийства, кровавое сведение счетов между соперничающими бандами мафиози. Это были “стоппальери” и “фратуцци” (стоппальери — буквально производители пробок, в иносказательном смысле — люди, готовые вмешаться, чтобы устранить зло; фратуцци — дословно маленькие братья, в переносном значении — люди, связанные между собой узами более тесными, чем кровные). Фратуцци и стоппальери были двумя группами мафиози, вступившими между собой в ожесточенное соперничество.
Положение мафии укрепилось еще и в связи с тем, что на процессах, возбужденных против мафиози, почти всегда выносились оправдательные приговоры с формулировкой “за недостаточностью улик”. Дон Витторио Кало, которому все уступали место как “уважаемому представителю” города, имел на своей совести что-то около 39 убийств, но продолжал спокойно садиться в конку, которая из Монреаля, “его вотчины”, доставляла его в Палермо.
В 1912 году в Италии было введено всеобщее избирательное право. Для мафии это было неожиданной находкой в связи с предвыборной борьбой. Эта борьба позволила ей овладеть “вотчинами”, а затем установить свой контроль над администрацией коммун. Теперь руководители мафии стали хозяевами и деревни, и города, и депутаты были обязаны им своими местами в парламенте.
Для того чтобы обеспечить победу своих кандидатов, мафия ввела метод, который действовал безотказно. За несколько дней до выборов “пиччот-ти” приходят к избирателям и дают им четкие инструкции относительно того, как они должны голосовать. Горе тем, кто не выполнит эти инструкции, их амбары будут сожжены, скот зарезан, а посевы вытоптаны. Однако, несмотря на эти рекомендации, за ними следят вплоть до дня выборов и отпускают лишь тогда, когда долг выполнен. Кандидат следующим образом рассказывает о такой интересной сцене:
Недалеко от избирательных участков группа подозрительных людей образовала своего рода заграждения. Избирателя сначала останавливали и избивали, а потом приглашали “пропустить стаканчик”. После тщательного обыска ему вручали бюллетень кандидата правительственной партии, и бедняга в сопровождении двух негодяев отправлялся к председателю избирательной комиссии, который очень вежливо брал у него избирательный бюллетень и опускал в урну.
Теперь реальная да к тому же еще законная власть принадлежала мафии, аппетит которой не переставал расти. Мафия охотно распространяла свою власть на города. Начав с Палермо, где уже пустила глубокие корни, она затем распространила свою власть на Трапани, Агридженто, Кальтанисет-ту. Любопытно, что Мессина, Катания, Сиракузы и вообще все восточные города острова сопротивлялись ее проникновению. И хотя на востоке продвижение мафии затормозилось, все же она победоносно распространяла свое могущество и в других местах. Вступление Италии в войну в 1915 году, вместо того чтобы помешать росту мафии и затормозить ее могущество, напротив, лишь укрепило. Поскольку у государства были другие проблемы, вызывавшие озабоченность, оно предоставило мафии полную свободу, которой она пользовалась без всякого зазрения совести. Реквизиции и подать с торгов обеспечивали ей новые и неожиданные источники доходов. Что касается молодых “пиччотти”, которые испытывали отвращение не к оружию, а к военной форме и военной дисциплине, то они дезертировали тысячами, зная, что “Почетное общество” позаботится о них.

Взято отсюда.

URL записи

@темы: Кросспост